Екатерина Гобарева

Екатерина Гобарева

Меня зовут Гобарева Екатерина, мне 25. Окончила МГТУ им. Баумана в 2012 году, работаю разработчиком-программистом. Писать стихи начала в детстве, обратила на этот факт внимание в старших классах. Поэтами, оказавшими на меня наибольшее влияние, считаю М.Цветаеву, Р.Рождественского, Э.Асадова (о нем многие очень критично отзываются, но знакомые учителя неоднократно подтверждают, что именно со стихов Асадова многие школьники начинают интересоваться поэзией), а также свою крестную (именно, с ее блокнотов, которые нам, детям, не давали в руки, все и началось). Сейчас планирую издать небольшим тиражом сборник своей крестной Галины под ее девичьей фамилией Андреенко. В университете было как-то не до литературной деятельности, а единственный сборник, который собирался издать наш лит.кружок "Коровий брод", так и не вышел. Поэтому писать я продолжала, но к какой-то активности в этой сфере вернулась пару лет назад, пожалуй. Какими-то яркими победами похвастаться не могу. Из сборников, в которые попали мои стихи, мне самой нравятся только "Стихотворения новых поэтов 2011,12". Участвовала в фестивале "Мцыри" (с грамотой, но не призовой), в весеннем "Осиянном слове" в Переделкино (по ощущениям, успешно, хотя, конечно, это не то место, где ставят оценки), в нескольких чтениях. Вот, наверное, и все, что я могу сообщить о себе и своей литературной деятельности.

 

 

Апрельский ветер

 

1

Её, конечно, как-то звали,

И где-нибудь она жила.

В пространстве жизненных реалий

Имелись у нее дела.

Но размывались цифры, факты,

Всё становилось где-то, как-то,

 

Когда на лестнице случайно

Встречалась вдруг с другим жильцом,

С конкретным именем, с детально

Запомнившимся ей лицом,

И он летел, внезапен, светел,

Как в феврале апрельский ветер.

 

И блики от часов на стенах,

И черный кожаный портфель...

И ей казалось непременно, 

Что правда наступал апрель.

 

Она парила где-то над,

А он был старше – и женат.

 

2

Не жди приевшихся трагедий –

Они здоровались едва.

Он очень скоро переедет,

Она – останется жива.

Он сменит дом, подъезд, этаж. Но

В шестнадцать лет не это важно.

 

Я слов угрохала десятки,

Чтоб попытаться рассказать

О том, как юность без остатка

Себя умеет отдавать.

И любит потому, что может,

Часы, весну, портфель из кожи,

 

В ответ не требует отчётов,

Не ждёт с футболов и работ,

А просто замершей девчонкой

Вдруг что-то важное поймёт

 

Не на каком-то этаже 

Любовь живет  - в ее душе.

 

 

 

Дочь коллекционера

 

Папа, папа, я что, из слоновой кости?

Из сахара? Из керамики? Из стекла?

Готовили к жизни, учили бороться – так бросьте,

Туда, где теорию Вашу докажут дела!

Папа, папа, зачем на чужих примерах?

Кому я потом про них вообще расскажу?

Пусть даже священное, знание требует веры.

Не спорьте, ведь я же по Вашему чертежу

Устроена. Спроектирована. Отлита.

Протравлен ход мыслей фотолитографически.

Тут надо железа, дерева ли, гранита...

Подумайте, папа, мыслите же логически!

Папа, папа! И так уже ящик полнится

Дипломами, табелями, сертификатами.

Без них вообще из жизни немного вспомнится,

Как будто питалась постными суррогатами,

По сути одно, а вот этикетки разные,

С указанным сроком, массой, числом калорий...

 

Вы спрашивали, как мы будем сегодня праздновать?

Давайте ваш спичечный флот отвезем на море!

 

 

Просто чай

 

Просто чай одинаковой крепости

И похожий порядок дня.

- И мой дом стал твоею крепостью

Даже больше, чем для меня.

 

Просто чай в одинаковых чашках

И двойные комплекты ключей.

- У меня не отыщешь рубашки,

К телу ближе рубашки твоей.

 

Впрочем, чай – это просто условность,

А идея понятна и без - 

У меня не найдется пословиц,

Чтобы были не о тебе.

 

 

***

 

Вот так распланировать отпуск на год вперёд:

Германию, Чехию, летний лесной поход.

И что же – сорваться, не выжив и января,

Не строя ни плана, ни слова не говоря,

Сорваться, уехать за свой – не казённый – счёт 

Туда, где зимой неуютней и злей ещё,

Оставив долги, тем более – должников,

Вагон недоумевающих вслед кивков

Голов, где уже рождается ново, робко,

Нелепая мысль на дне черепной коробки,

Ещё натыкаясь на рамки и низкий свод:

"А может и надо жить, как она живёт?"

 

 

Послегрозие

 

Переходы метро. Вокзал

Рижский. Сорок минут до воздуха.

Здесь недавно была гроза

И прошла - по последних отзвуков.

 

К горизонту прижалась синь.

И, как часто бывает летом,

Солнца нет, но куда ни кинь

Беглый взгляд - всюду свет от света.

 

От платформы в родную глушь

Побегу, с каждым шагом легче, 

Отражаться в оконцах луж,

Улыбаться в небесный жемчуг.

 

Различать колокольный звон,

За церковной стоять оградой,

 

Понимая простой закон:

Как мне все-таки мало надо!

 

Лишь бы пахли в грозу цветы,

Лишь бы в сердце горело пламя,

Лишь бы плакать от красоты

Не разучиваться с годами!

 

...Вечереет. Разлит покой,

Как туман - перламутр розовый.

Все печали сняло рукой

Подмосковного послегрозия.

 

 

***

 

Не завидуй, не плачь, однажды

Ты поймешь, посмотрев назад,

Что могла быть счастливой с каждым,

С кем ты строила общий ад,

 

С кем искала причины в доме,

Воспитанье, размере стоп...

Что судьба - это только номер,

На котором ты скажешь “стоп”.