Аля Жемирсай

Аля Жемирсай

Родилась в нетях Московского центра, жила, училась. В пубертате была выкорчевана, перевезена в Израиль; там открыла в себе любовь к языку. Начала находить себя - думала, писала, играла. Вернулась на родину. Начала понимать себя - по собственному разумению работать над собой. Выступаю в Москве, Петербурге, Израиле. Прошлые места побывания: Театр на Набережной, Иерусалимский Университет, дебри Родины.

 

***

 

Господи, мне говорят я похожа

На актрису, панка, тюремщицу, крысу.

Может я только цитата, Боже,

И в этом подобии весь мой смысл?

 

Что если "я" - только местоимение, 

Гласная, выдохнутая без самости.

Боже, избави мя от сомнения,

Дай мне свой собственный авторский замысел.

 

 

 

Саломея

 

Не стремясь к прощению, без оцепенелой скованности

Голова на блюде

Одержима

Ястребиной яростью, превращением, повестью.

 

Будь что будет.

Режим

Точен, но загнивает.

Я бы не стала рифмовать «шанкр»,

Если бы не ты.

 

Зевая,

Ты напоил шанкр шармом,

Восточных шейхов, ашрамов,

Утонченностью Индии и Китая

Расцветали видимые болезни черты.

Можно ли? Да на "ты"?

Не знаю

 

Но губы твои - лента,

Взгляд - колодец из ниоткуда,

Весь ты длинна

И воля.

Серебряное блюдо,

- Выкуйте «ОМ»

На нем.

Это будет моя лепта.

Губы - алее вина

Лоб - поле

В тебе проросли голоса,

В волосах лоза,

Виноградно - горек

Опущенных век покой.

Короток век любви любой,

Но любить голову - навлечь черную полосу…

Удерживать на весу,

Когда поднесу к губам, для поцелуя…

 

Дальше – невыносимо, не помянуть бы всуе.

Господь посылает мне смолкнуть иссякшей силой...

Выкуйте на том

Щите «ОМ»

Большего я не просила.

 

 

***

 

Акации светят и розы горят,

Восточные птицы кружатся,

А дома снесли ботанический сад,

Не глядя, командой по рации.

 

Реклама смешливы, трамваи резвы,

Размечены трассы полосками,

А дома, без шума, без лишней молвы,

Закрыли музей Маяковского.

 

Светило расправило праздничный зной,

Эдемскими крыльями рая.

Мне хочется, хочется ехать домой,

А дома войска собирают.

 

Негодования дать бы крещендо

Мол, «родина, слушай внимательно!»

Но что я могу ей сказать вообще,

Когда говорю с матерью.

 

Фото автора: Иван Филимонов.