Зоя Кана

Зоя Кана

Мне 26, я пишу стихи и верю, что поэты нужны миру. Я психолог. Живу в Подмосковье.

 

 

* * *

 

Мне кажется, стихи должны звучать:

У них без нас нет голоса живого.

Стократ твердят: «Вначале было Слово»,

Но был и тот, кто мог Его сказать!

Мне кажется, стихи должны расти

Из глубины, тянуться на свободу,

И словно те, что смотрят с небосвода,

Оберегать идущего в пути.

Мне кажется, стихи – как волшебство:

Слова, слова, но, скованы искусно,

Слова преображаются в искусство

Посланием неведомых миров!

И этот мир, что вроде бы давно

Исследован, изучен и известен,

Становится одной строкою песни

И тайной из далёких детских снов….

-----

И на исходе солнечного дня

Однажды "Кто ты?" спросят у меня,

А я отвечу, что ищу ответ,

А мне ответят – "Думали, ты – Свет..."

И я скажу – "Я – Свет, конечно, да,

Я пустота, я пламя и вода,

Я сон земной, я птица в небесах,

Я отблеск славы в медных голосах,

Я звук струны, что в воздухе парит

Всего лишь миг; я гордость, радость, стыд,

Я нота жизни в песне Бытия...

Всё это – я. Но всё же – кто же я?"

Они мне скажут: "Правильный ответ-

Должно быть, Свет? Он – Всё..."

– "Конечно, Свет..."

 

 

Ранним утром...

 

Я хотела б ранним утром –

Тихим, светлым ранним утром –

Выйти в поле на рассвете,

В одинокие поля.

Чтоб услышать птичье пенье

Над распластанным пространством,

Чтоб увидеть, как с рассветом

Пробуждается земля,

Чтобы стать частицей поля –

На секунду, на мгновенье,

Чтобы всей душой почуять,

Как приходит вдохновенье,

Чтобы радоваться жизни,

Чтобы жизнь благословить,

Чтобы с новой силой вспомнить,

Для чего мне стоит жить,

Чтобы тело стрункой стало,

Каждой клеточкой звеня,

Чтоб в ответ на радость эту

Мир запел внутри меня,

Чтобы свет пролился в душу

И Гармонии тона...

Жаль, что я пока что трушу

По полям бродить одна.

 

 

Синеокое небо

 

Синеокое небо, изначальный покой.

Лучезарные крылья распахни над землей

И звучи! Я дарю тебе солнечный свет;

Он укроет тебя от ненастий и бед

И расскажет о пламени в детских сердцах,

И тогда, может быть, твой развеется страх,

И сияющей мыслью влюблённого Бога

Ты напомнишь Идущим, что значит Дорога,

И пространство вздохнёт, принимая тебя

Как свободное чудо. Ты встретишь себя

На седых перекрестках далёких времён –

И сольются друг с другом реальность и сон...

Синеокое небо, изначальный покой.

Лучезарные крылья распахни над землёй...

 

 

Меняется

 

И что-то изменилось в глубине –

Меняется; так в памяти невзгоды,

Которые ты пела в тишине,

Становятся предвестием свободы.

Так с дерева сорвавшийся листок

Меняется; и солнечной ладонью

Торжественно ложится на порог,

Ведущий за пределы межсезонья.

Меняется. А людям невдомёк,

Что, собранный из множества деталей,

Их мир на перекрестии дорог –

Осенний лист из дерева и стали.

 

 

* * *

 

Стань молнией на дрогнувшем стекле.

Твой взгляд оберегает от страданий...

В тот день, когда последний срок настанет,

Я вспомню все, что вспомнить не могла

В пыли дорог и хватке расстояний.