Иван Контарев

Иван Контарев

Родился в 1988 году в Новосибирске. В 2009-2014 годах жил Петербурге, не так давно переехал в Москву. Автор песен, музыки и идейный вдохновитель группы «География». Студент Литературного института имени Горького (семинар Е. Ю. Сидорова). Не публиковался в журналах, конкурсов не выигрывал, в порочных связях с антилитературными кругами не замечен.

 

XXI

 

Разлетались такси-кареты,

Ночь настала – and nothing to do.

Говорил Ромео Джульетте

На скамейке в Нескучном саду:

«Я запомню тебя в каждой строчке,

Что когда-нибудь станет стихами.

Или в каждой бессонной ночи,

И в подушке, пропахшей духами,

На которой остались еще

След помады и пара волос.

Так любовь задает вопрос,

Так любовь выставляет счет.

Пахнут мятой смятые простыни

И не выжжет ничто это жженье!

Все понятно, все ясно и просто

И желается продолженье.

И сегодняшней звездной ночью,

Под всевидящим оком Луны

Я спрошу. Я волнуюсь… Короче,

Ты дождешься меня с войны?»

Отвечала Джульетта Ромео:

«Дорогой ты мой человек!

Буду ждать тебя как умею,

Но сейчас не шестнадцатый век.

Ты пойми – тут Москва, соблазны,

А я так еще молода…

Вдруг навалится всё и сразу,

И скажу я соблазнам «Да»?»

«Но, Джульетта, ведь мы говорили

Лишь вчера о нашей любви.

Что сквозь страны, эпохи, стили –

Это было. И назови

Двух влюбленных, что подойдут

Друг для друга больше, чем мы.

Остается пара минут.

Ты дождешься меня с войны?»

«Нет, Ромео, не буду ждать.

Не сердись. Видишь, я честна?

Да и ты не пей горький яд –

Лучше выпей бокал вина

В доме, где будет вам постой.

Пусть ты будешь немного пьян

И с хозяйкою молодой

Небольшой заведешь роман.

Будь свободен, будь весел, живи,

Ведь война – лишь игра мужчин.

А вернешься, так для любви

Вдвое больше будет причин.

Ты вернешься, и будет май.

Может быть, любовь на бедро

Нас возьмет. А пока – прощай

И прости. Мне пора на метро».

Разлетались такси-кареты,

Замирала вода в пруду.

От Ромео ушла Джульетта

Прошлым летом в Нескучном саду.

 

 

Разговоры курящих балконов...

 

Разговоры курящих балконов –

На глазах умирает Луна.

Я надеюсь, у Бога не хватит патронов

В револьвере системы «Весна».

Смит-энд-вессон, Винчестер, Стечкин,

Заменив Купидона лук.

Очень редко… Почти не дают осечки.

Очень редко дают, мой друг.

Разговоры курящих балконов –

Тяжесть правды в дыму сигарет.

Мы ползем как улитки по дымному склону

На вершину, которой нет.

Сердце выдавлено по капле,

Редко видим цветные сны.

Мы стоим на одной как в болоте цапли –

Мы боимся большой волны.

Разговоры курящих балконов –

Можно вверх, можно вниз, любя.

Я надеюсь, у Бога не хватит патронов…

Ну, как минимум, на тебя.

 

 

Медведи

 

Ветер пролетает между елками,

Ветер выбивает окна глыбами.

Если бы медведи были пчелами,

То они бы не питались рыбами.

Тучка не медведь – дожди не выпадут,

Коль пойдут – так все-таки не вечные…

Если бы медведи были выгодны,

То они бы были бесконечными.

Выстрел из берданки ранит шарики

Прямо в сердце легкое, воздушное.

Вырастут медведи – станут старыми,

Будут жить на Пуховой опушке,

Хуторами будут жить и селами

И по озеру ходить под парусом.

Если бы медведи были пчелами,

То они б не стали жить в пентхаусе!

 

 

Поколение

 

Говорят, что мое поколение

Как сиропом облито брендами.

Все святое затоптано кедами.

Что Господь сделал нас в воскресенье

Дав себе отдохнуть, расслабиться...

Что для нас в котлах уже варится

Самых адских специальная смесь

Из "девятки", "яги" и "пепси".

Чтобы каждого дурака -

Полстакана и наверняка!

Говорят, что чужими стали

И друг другу, и сами себе.

Говорят, что на нас нет Сталина,

ФСБ, КГБ, МГБ

Или НКВД,

Или, может, ЧК, Охранки...

Имена - как круги по воде,

Имена не меняют изнанки

Как разные рамки

Не меняют сути картины.

Не успеешь родиться, а жизнь

Уже выпита до половины.

И разлита в стеклянной таре

Жадной стаей похмельных псов.

К сожалению, в этом баре

Не бывает "счастливых часов".