Аксана Халвицкая

Аксана Халвицкая

Аксана Халвицкая (Вологда – Москва). Литератор, мистик, адепт гармонии. Автор поэтических сборников "Ночи в ICQ" (2009), "Освобождение" (2012).

 

1.

Мы вырастим город на пепелище,

И затрепещут деревья в роще.

Сестренка слышишь, как листья дышат?

Как терпко пахнут, на влажность ропщут-

Живут, а после, бросаясь оземь,

Рисуют насыпь природных писем.

Сестренка видишь - настала осень,

Рассыпав желтый прозрачный бисер.

Его вбирая в свои ладошки,

Ты в сотворенных листа прожилках,

Читай о городе, что хороший.

Что б настоящее в нем прожить нам.

2.

Между тобой и Богом

не встанет женщина -

не будет тебе мерещиться

чье-то плечо и локон,

не станешь гулять у окон,

чувствуя, что трепещешь.

Между тобой и Богом

только дорога,

слова-улицы, символы-переулки.

Каждый шаг будет верным, гулким.

Каждый жест станет точным, строгим.

Ты молча отвергнешь стольких,

чтоб стать совершенным слогом.

Оставит тревога.

Будто камешек, что был рожден катиться,

взлетел птицей -

Ты встретишь Бога.

У Бога разные имена и лица,

и каждое будет глубоким,

как океан, что жизнь дарит стойким

людям и просто нам,

и плещется,

и поглотит пришедшего

и ты - его толика.

Между тобой и Богом

не встанет женщина,

я - тем более.

3.

И вот ты сидишь, водишь пальцами в забытьи,

щупая ледяное и пыльное окно экспресса.

И пейзажи стылого декаданса

в тебе начинают жить

прогорклым действием.

Во вчерашней прессе

осточертевшее бытие,

слишком индустриальное,

цивильно-алчное, города и веси.

Мы рождены терпеть,

мечтать о странах,

искать удачу и слушать песни.

Мы рождены вглядываться,

видеть смысл, разлитый

от Домодедово к Павелецкой.

Кто это задал нам? Исчез тот мыс,

с которого мы отчалили в нашем детстве.

Это отточено-острое чувство - здесь,

словно уехав – приговорен. Оставь все.

Только смотри, на станции кто-то есть.

В зимнее небо... с мольбой о тебе…

Останься…

4.

Заваришь чувства в котле небесном и «Куба либре».

На губах у осени, ставшей тесной, клубится выбор

в своем магическом ореоле под крибле-крабле.

Ты этой осенью топишь горе и дышишь храбро.

Клубится густо котел небесный ядреным смехом.

Вскипает горе, чтоб стать нам песней, а песня эхом.

Вскрывают чувства кривою саблей густую просинь -

Косматым дурнеем, сжимавшим грабли, взлетаешь в осень.

Застрелишь небо двойным калибром, заплачешь громом

Смешай же в жгучее «Куба либре» любовь и ром нам!