Сергей Редков

Сергей Редков

Редков Сергей Александрович. 1978 года рождения. Родился и живёт в городе-герое Тула. По профессии музыкант, работает в оркестре – творит Прекрасное с помощью ударных инструментов. В свободное от работы время занимается словотворчеством, плоды которого осмелился предложить Вашему вниманию.

 

***

Солнце над Лондоном, 

                               Бергеном, 

                                         Краковом 

Светит и греет 

                           почти одинаково –

День возвещает 

                            небесным гонцом.

Я же люблю, 

                         угощением лакомым, 

Снегом сверкающий вечером маковым,

Солнечный свет 

                   над родимым крыльцом.

 

Если судьба приготовит нелёгкие

Дни испытаний, 

                            дороги далёкие –

Встречу я всё 

                         со спокойным лицом.

Лишь бы, как прежде, лучами широкими,

Мне улыбался в часы одинокие 

Солнечный свет 

                    над любимым крыльцом.

 

 

Сельский Паганини

 

По улицам шахтёрского посёлка

идёт «очкарик». За плечами – скрипка.

А в спину взгляд мальчишек, как иголка.

А на лице очкарика – улыбка.

 

Ведь завтра после школы, в сельском клубе,

его на конкурсе прослушает профессор,

который был в Париже и на Кубе,

играл там партию в одной известной мессе.

 

Профессор заберёт его в столицу,

где скрипачей не бьют насмешки ради,

где парень будет музыке учиться

и выступать, как минимум, на радио…

 

Ах, бедный мальчик! Завтра не случится

твоя мечта, профессор не приедет:

с гастролями летит сейчас он в Ниццу,

а не в село, где «водка да медведи».

 

Ты подрастёшь, устроишься на шахту.

Всё реже станешь думать об оркестрах.

Придёшь домой. Сыграешь пару тактов.

Жена зевнёт: «Ложись уже, маэстро».

 

И ты заснёшь с мечтательной улыбкой.

Тебе приснится сцена в центре леса.

В руке – смычок. Поёт, как ангел, скрипка.

Зверьё притихло. Смотрит с интересом.

 

Медведи слушают и плачут. И мечтают

стать ближе к людям, позабыть о водке…

Звенит будильник… Псы за речкой лают…

Ты – просыпаешься… Слеза на подбородке…

 

 

День

 

Сон. Будильник. Уборная.

Кухня.  Остатки компота.

Утро – как ночь – чёрное.

Дикий галоп на работу.

 

Лезем в трамваи синхронно мы.

В окнах – районы родные.

Движет тела полусонные

Бурный поток в проходные.

 

После работы  – за сборную

Будем болеть всею глоткой.

Ванная. Кухня. Уборная.

А перед сном – рюмка водки…

 

Эта тоска беспросветная

Длится со времени Ноя.

Господи! Есть кроме этого

В жизни хоть что-то иное!?

 

 

На севере

 

Милый русский север,

Низкие леса.

Злых ветров пропеллер

Сносит в небеса.

 

Рвёт рыбачьи сети

И звенит в ушах.

Чем свирепей ветер,

Тем добрей душа.

 

Научила вьюга

Северный народ:

Если бросишь друга,

Он в снегах умрёт.

 

И с тех пор помору

Буря не страшна.

Не златые горы – 

Честь ему нужна.

 

 

По Онежскому озеру на ладье викингов

 

Паруса – лепестки над водой.

Корпус лодки – стручок, мы – горох…

Нет! Мы – воины! Каждый – герой!

Нами  правит воинственный бог.

 

Нам бы в руки топор да мечи,

А на буйную голову – шлем;

Мы б согнули врагов в калачи!

Мы удачу забрали бы в плен!

 

Пробуждает крутая волна

В сердце храбрость далеких времён.

Для мужчины призванье – война:

Дарит славу, богатство и жён…

 

Помечтали – и хватит. Домой.

Ждёт нас берег, спокоен и чист.

Каждый снова не только герой,

А бухгалтер, маляр, тракторист.

 

Дома ждёт и жена, и суп.

Если хочешь стрелять – топай в тир.

Кто мечтает о бурях, тот глуп.

Для мужчины призвание – мир.

 

 

Вечер

 

Мы сидели с тобой на скамейке.

Перед нами пылал небосвод.

Ты следила за солнцем сквозь веки,

Отдыхая от мелких забот.

 

Соловей звонко счастье пророчил,

Где-то тихо плеснуло весло.

Мы умели беседовать молча,

Понимая друг друга без слов.

 

Над Онегой заря заалела

Яркой лампочкой в сотню свечей.

Майский вечер гулял по аллеям

В ожидании белых ночей…

 

Мы расстались с тобой. Так бывает.

Растерял я с годами свой пыл.

Только вечер тот – не забываю.

Был я счастлив. Недолго, но был.

 

 

***

 

Учёный спорил с молодым поэтом

О зарождении галактик и планет:

– Доказано! Взрывалось что-то где-то...

– Не соглашусь! – упорствовал поэт.

 

– Вы утверждаете,– смеялся астрофизик,–

Что ни причём ни атом здесь, ни квант?

– Конечно! – отвечал поэт. – Мне близок

Другой – альтернативный вариант:

 

Сидит на небе озорной мальчишка

Планету выдувая, как пузырь...

– О нет! – вскричал учёный. – Это слишком!

Я падаю! Несите нашатырь!

 

… Проспорили почти что до рассвета.

Устали оба. Вышли отдохнуть.

А над землёю, в звёзды разодетый,

Загадочно искрился Млечный Путь.

 

Он исчезал в необъяснимой бездне,

В тумане звёздной пыли и комет.

Задумался учёный: – Интере-е-сно.

– Какая красота! – сказал поэт.

 

 

***

 

Мне казалось – чем больше стихов,

Тем добрее становятся люди,

Тем свободней душа от грехов,

И не вязнут желания в блуде.

 

Но пока я купался в мечтах

И слагал бесполезные строчки,

Кто-то вырастил злобу и страх,

Кто-то бить стал в лицо и по почкам.

 

Взяв дубину, топор и кастет,

Человек с человеком сшибся…

Неужели, мой Бог, я ошибся

И спасенья в поэзии нет?

 

 

Сказки Пушкина

 

Я скучаю по русским сказкам,

Как ребёнок по маминым ласкам.

Я в «McDonalds» идти не хочу:

Дайте Пушкина – я заплачу!

 

Но стреляют по сердцу с экранов

Люди-монстры с глазами баранов.

Душу съел зарубежный быт.

Неужели мой Пушкин забыт?

 

Нет! Я знаю – услышу снова

С детства близкое русское слово.

И с лукавством опять подмигнёт

Озорной Лукоморский Кот.

 

Будет белка орешками щёлкать,

Набивать изумрудами щёки.

А из моря, атлетов стройней,

Выйдут тридцать отважных парней.

 

Надоели заморские «принцы»

У которых один лишь «принцип».

Я вернуться в мир сказки хочу.

Дайте Пушкина! Я – заплачу.