Мария Затонская

Мария Затонская

Мария Затонская, г.Саров. 02.07.1991. С раннего детства пишет стихи, участник и лауреат литературных конкурсов и фестивалей.


***
едет, скользя по обрызганным рельсам, полуночный скорый.
свет разливается
в окнах домов неспящих.
если бы - взять рюкзак и отправиться в горы
и слушать шуршанье кузнечиков в чаще,
пока наливают чай и хрустят поленья,
а в буром котле тихо варится скромная кашица...
мы все оказались затеряны здесь,
вне времени.
нам - пахнуть костром, травою,
и джинсы снашивать,
и не делить всё вокруг на наших/ваших,
щёку прижать к земле и ладони - к матери.
сколько бессмысленно-суетных дней потрачено,
на то, что на самом-то деле и не было важным,
значимым. выдохни гулко, сними рубаху.
это она говорит здесь с тобою -
Жизнь!
это её исступляюще свежий запах
ты ощущаешь, когда остаешься один.
и Красота - наполняющая, из сердца.
ты разбегаешься, радуешься, как в детстве...

выход - на следующей,
резкая смена сцены.
окна дрожат, зацелованные дождем.
ночь так нага, одинока и откровенна...
когда
Красота - в тебе. -
Красота - во всём.

favorite
***
колени. запястья. линии смуглой кожи.
будь моей книгой, и я тебя прочитаю.

остросюжетной и с философскими нотками.
залпом. неистово. выпью
от корки до корки.

устроюсь совсем неудобно, в столичном шуме,
у облупившихся стен на бордюре сяду.

пока оголтело прохожие топчут, носятся,
поправлю очки тонким пальцем на переносице –
и утону в страницах я, обезумев,
пока не смолкает и бесится город-зуммер.
пока бубенцы гремят, все толпятся в пробке –

на теплых листах тебя вижу, худого, робкого.
ты держишь гитару и что-то играешь тихое,
и в этой мелодии тонет гудёж и крики.
колени. запястья. и я возвращаюсь к началу.
всего один раз прочитать – это очень мало.
листаю тебя – черемухой пахнут плечи…
есть книги,
которые можно читать
бесконечно.

***
ты проснешься однажды с зудящим вопросом «где я»
и прохладное утро вдохнешь в исхудалую грудь.
и покажется: правда могла бы быть панацеей.
с нею стал бы яснее извилистый темный путь.
только слово – одно только слово свершило б суд здесь
и пустая бы чаша весов оказалась б полна.
но ты замер, застыл, обездвижен, завис, контужен
в самом центре себя: там стреляют.
идет война.

и потом, на исходе, на вдохе, у самого края
ты увидишь мерцание - будто чуть ясный свет.
ты поймешь, что и все так живут – ничего не зная
и смотря уходящему поезду вслед.

***
разинув рот, шагает настоящее
по улицы раскатистой груди.

я слышала, что каждому по ящику
указано, куда теперь идти.
как выбирать жакеты и бюстгальтеры,
как сбацать
и сорвать огромный куш.
пожалуйте, берите, принимайте
зубастую клокочущую чушь.
в котомку. в рукава. за пазуху.
шагает новый цифровой помазанник.
‘ультра-Исус’, добротный, загорелый.

за ужином – глаза остекленели.
вчерашнее за новость подают.
тела
переговаривают, пьют
и переваривают – без конца
друг друга, мысли, звуки – в сало.

мне кажется, что <личность> без Лица –
устала.

колыбельная
***
будь моими руками,
играющими на гитаре.
о том, что я не сумела,
моими губами спой.
о неба закатной гари,
о том, как мы станем старыми
и будет рука худая
сплетаться с твоей рукой.
о том, как недолговечно
мое молодое счастье,
но все-таки зря, наверно,
его потерять боюсь.
сыграй для меня о море,
волнующемся, неспящем.
об истинном, настоящем
свой тихий, печальный блюз.
пусть пальцы целуют струны
и пусть поцелуи тают,
пусть будет душа открыта,
а время -
будет водой.
растерянной. уходящей.
собою все заполняя.
как ты меня заполняешь
собой.