Яна Акулинина

Яна Акулинина

Выпускница Московского государственного университета культуры и искусств. Лауреат национальной литературной премии «Поэт года» в номинации «Выбор издательства» (2013). Член Союза писателей России и Союза журналистов России. Диктор, модель, руководитель нескольких инновационных проектов.

 

***
Эта чертова взрослая жизнь, где встаёшь постоянно в 6:30,
Где тебя заставляют жениться,
Рекламируя свадьбу, как джин.
Ты податливый, как пластилин, настигаешь любимую с другом.
А потом всё идёт, как по кругу. Человек остаётся один.
Суета поглощает судьбу. И всё призрачней модные байки.
И ты едешь в своей тарантайке… В славный город. Возможно, Стамбул.
И ты хочешь им всем доказать, что ты тоже относишься к миру.
Купишь ужин, собаку, квартиру. А потом закричишь: «Караул!»
Мне не холодно. Я оптимист.
И я тихо смеюсь, стиснув зубы.
Подскажи, как доехать до Кубы?
Я клянусь, что станцую там твист.

***
Электричество поцелуя:
Я дарила тебе свой заряд.
С силой тока тебя ревнуя,
Я амперами мерила взгляд.

И была я источником тока,
Замыкала несложную цепь.
До тебя я была одинока,
А с тобой стала вольной, как степь.

В вольтах числилась наша победа,
Вкус улыбки дороже наград.
В этот день я количество света
Измеряла количеством ватт.

Напряжённая нежность объятий,
Предсказуемость стройности плеч.
Я заплатана складками платья,
И ты должен меня уберечь…


***
Звали в гости выпить чаю,
Предлагали мне конфет.
Я, увы, не замечаю,
Что звонит мой «нофелет».

Лучше б вы не вспоминали,
Где была я, что пила.
Рано утром — поздно встали.
И друг другу: «Как дела?»

Я живу без обязательств,
В голосе небрежный тон,
Мне не нужно доказательств,
Что мой дом — почти притон.

Каждый день чужие гости.
И родные чужаки…
Мы обгладываем кости,
Сидя молча у реки…

Мы жуём чужие сплетни,
Компостируем мозги.
А на праздничной обедне
Покупаем свечи… Жги!

Зажигай чужие жизни
И соли слезами щи.
Я верна своей Отчизне,
Только где она? Ищи!

***
Я подошёл к этой девочке с бантом,
Мне уходить не хотелось.
Я пил «Балтику», она — «Фанту»,
А планета вертелась…

Я говорил этой девушке тихо,
Чтобы ко мне присмотрелась,
Но мне она отвечала так лихо,
Что планета вертелась…

Если б вы знали, какою ценою
Я поплатился за смелость,
Но эта женщина будет со мною,
Чтобы планета вертелась…


***
Гордиться по праву мне, кажется, можно
Уж тем, что в России я родилась…
Но только тогда отчего так тревожно?
Откуда же боль в моём сердце взялась?

Та боль за страну, что Россией зовётся,
Как сделать, чтоб легче дышалось стране,
Я чувствую, много менять в ней придётся,
Но с этим мы справиться сможем вполне.

В стране преступлений и наказаний,
Незримой войны и где видимый мир…
Живём мы в безумнейшем море желаний,
И каждый желает здесь править свой пир.

Кто царь, а кто нищий — здесь не разобраться,
Здесь леший с апостолом вместе живут,
Здесь верят во все, только чтоб удержаться,
И чтоб обрести хоть какой-то приют…

Здесь сердце просторно и души просторны,
Здесь девицы краше, чем их зеркала.
Здесь или разгульны все… Или покорны…
Здесь вечный огонь… Или всюду зола…

Здесь песни безудержны, кони крылаты,
Здесь пьяница пьянице «кровнейший» брат.
Всё можно купить по великому блату,
И всё прокутить, если ты демократ.

Здесь церкви взрывали и их воспевали,
Здесь землю копали, чтоб вновь затоптать…
Подковы теряли, и сразу ковали
И лишь на рассвете ложились в кровать.

Здесь кружева тоньше, берёзы белее,
И холодней ключевая вода.
Россией живём и Россией болеем,
И нам нипочём никакая беда.

Гордиться по праву мне, кажется, можно
Уж тем, что в России я родилась…
Но только тогда отчего так тревожно?
Откуда же боль в моем сердце взялась?

Та боль за страну, что Россией зовётся.
Как сделать, чтоб легче дышалось стране?
Я чувствую, много менять в ней придётся,
Но с этим мы справиться сможем вполне.

***
Выпей руки и высуши губы,
И запястья с силой сожми.
А на венах — свежие срубы,
Я достала до верхней ми.

Пахнут волосы мякотью вишни,
Ни о чём не кричат слова.
Избегать меня было лишним:
Я достала до верхней фа.

Растворяюсь в твоём дыханье,
Быть собой хоть чуть-чуть позволь.
Я девчонка со взглядом пираньи,
Я достала до верхней соль.

Где-то соком берёзы плачут
И играют в снежки тополя.
Что прошло — ничего не значит,
Я достала до верхней ля.

Я опять в никуда исчезаю.
Механизм плавно вывел шасси,
Ты всё знаешь, и я всё знаю,
Я достала до верхней си.

И ты молча меня провожаешь,
Подаёшь мне устало пальто.
Нежно в губы меня ты жалишь,
Я достала до верхней до.

Кисти рук — виноградные гроздья,
И мы в этой счастливой поре
Забиваем друг в друга гвозди:
Я достала до верхней ре.

Выпей руки и высуши губы,
И запястья с силой сожми.
А на венах — свежие срубы,
Я достала до верхней ми.

***
Умирала швея.
И теряла уже нить сознания.
И в бреду лепетала она: «Я ещё буду шить?»
И тупела игла, упрощая конец мироздания.
И хирург дошивал, что швея не смогла завершить…