Юрий Леднев

Юрий Леднев

Юрий Леднев — писатель, поэт. Родился 20 Июня 1986 года. Живёт в Казани. Член Союза Писателей ХХI века, член Международного Союза Писателей «Новый Современник. Автор 2-х сборников стихов и 3-х научно-популярных романов. Публиковался в журналах: "Газета "Поэтоград", "Отражение", "Контрабанда", "Викинг", "Москва поэтическая", "Парадоксы творчества", "Мост" и многих других. Кроме поэзии занимается исследованием древнейшей истории, философии и религии. На данную тему издал 3 книги: «Тайны происхождения человечества», «Всемирный Потоп: Как это было и к чему привело» и «Тайны первых цивилизаций. Шумеры», которые обрели большую популярность в сети Интернет.

 

"Женщине"

Казалось мне, что в ней жила тоска,
А в глубине какой-то холод спрятан,
Врезаясь в сердце "пулей у виска",
Где револьвер рука держала чья-то.

Мне захотелось чем-то ей помочь.
Пусть, никудышный, вовсе, я спаситель.
Во мне, крича, поэт и искуситель
Прогнали всю несмелость тихо прочь.

Большой знаток родного языка.
Я никогда не сетовал на слабость, -
Тоска, неразделенная тоска
Такой родной мне в женщине казалась.

Ее водил я в мыслей бурелом
Изяществом и Пушкина, и Гете.
Но я напоминал ей идиота,
С лицом, обезображенным умом.

В сухом остатке речи торжества
Одна лишь мысль тревожила мой разум:
То не тоска была, а красота,
Та самая, из песен и рассказов.

Кто навязал для женщин путь иной,
Чем тайный смысл их первопричинный:
Скатиться вниз до равенства со мной,
Унизившись до равенства с мужчиной?

Я чувствую, что тоже виноват,
И этот грех уйдет со мною в землю;
На искупленье трачу весь талант,
Иных решений даже не приемлю.

Но в трудный миг, измученный тоской,
Когда у жизни есть на то причины,
Я счастлив тем, что я рожден мужчиной,
Чтоб наслаждаться женской красотой


"На погосте"

Здесь звуки музыки прощальной
Перебивают тишиной.
Сюда приходят не случайно
И провожают на покой.

Здесь, среди слёз и междометий,
Скрывая имя на века,
Лежат тома энциклопедий
В следах гранитного песка.

Здесь словно здания без улиц
Стоят, под взглядом чьих-то лиц.
Здесь нет ни умных, ни безумных,
Ни институтов, ни больниц.

Здесь в детский сад не ходят дети.
На утро кашу не едят.
Здесь не доносят на соседей,
Друг другу каждый здесь как брат.

Здесь старики не ждут опеки,
И сериалы не идут.
Не актуальны здесь аптеки,
Да и еду не продают.

О жизни думать здесь неловко,
О смерти думать - нелегко.
Какая хитрая уловка
Зарыта в землю глубоко.

И ощущая нераздельность
Живых и мёртвых навека,
Я понимаю несмертельность
Того, что мучает пока…


"Поэзия"

Она была невзрачная,
Невинна, как дитя,
Как облако прозрачное,
Сквозь пальцы проходя.

Затем смотрела мнительно,
Как на Христа - Пилат.
Смеялась заразительно,
Шутила невпопад.

Под звуками ничтожными
Был слышен редкий глас.
И что-то было схожее
В душе тогда у нас.

Не пел я серенады ей,
С ней не ходил в кино,
Но сердце канонадами
Стучало всё равно,

Натягивая ритмами
Мне нервы, как жгуты,
И строки монолитами
Ложились на листы.

Мы с ней недолго пожили,
Виновен в этом я.
Обычные прохожие
На лоне бытия.

И музой одурманенной
Мне душу отравив,
Она меня изранила
Лиричностью любви.

И мной ночами грезила,
Была у моих ног…
Прости меня, Поэзия,
Что разлюбить не смог!


"Мартовский дождь"

Я лежал, свежим ветром укачанный,
Белой коркой под сенью берёз,
Позабытый, продрогший, запачканный,
Думал, кончено время моё.

Был обласкан лучами скользящими
И под вечер взлетел в небеса,
И в пространственность облака спящего
Я ушёл, без оглядки назад.

Здесь душа моя, в реинкарнации,
Отыскала последний приют.
Здесь, подобных мне, - целая нация -
Ожиданием чуда живут.

Стало тесно и, в рамках приличия,
Кто-то сбросил меня в никуда.
Стал я, верно, чуть-чуть симпатичнее,
Чем живущая в туче вода.

Распрощавшись с былой окрылённостью,
Приземляюсь небесной водой.
Мне не хватит простой приземлённости,
Мне бы в землю уйти с головой.

Образуя подножное месиво,
Становлюсь на себя не похож …
Так, под шёпот уставшего месяца,
Появляется мартовский дождь.